Разгул преступности. Как система исполнения наказаний избавляется от осужденных по «Закону Савченко»

Принятый 26 ноября 2015 года «закон Савченко», является одной из наиболее дискуссионных законодательных норм, проголосованных действующим парламентом. Инициаторы законопроекта (Надежда Савченко, Андрей Кожемякин, Леонид Емец и еще ряд нардепов), подавая его в Раду, вооружились благородной целью. Речь шла, во-первых, о восстановлении прав людей, подвергшихся ограничениям во время пребывания под стражей до вынесения решения суда и уменьшении срока их содержания за решеткой, а во-вторых, об экономии бюджетных средств за счет сокращения количества людей в тюрьмах.

Таких в Украине было действительно немало. К примеру, в начале 2012 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы находились более 154 тыс. человек. Из года в год этот показатель уменьшался, пока в начале 2016-го не достиг отметки в почти 70 тыс. Недавно министр внутренних дел Арсен Аваков сообщил, что за 8 месяцев текущего года, согласно «закону Савченко», на свободу вышли 8,2 тыс. осужденных, 785 из которых уже успели осуществить повторные преступления: 22 – совершили умышленные убийства, 18 – уже обвиняются в нанесении телесных повреждений, 10 – в изнасилованиях, 131 – в ограблении, 66 – в вооруженных разбоях.

Такая статистика подтолкнула общество к мысли о том, что, возможно, из-под стражи выходят не те люди, то есть, что в законе есть коррупционная составляющая. Так, например, в Transparency International Ukraine посчитали, что благодаря «закону Савченко» были освобождены около 900 человек, осужденных за умышленные убийства, и еще около 100 – за изнасилование. При этом благодаря гуманизации законодательства срок заключения для каждого из них сократился почти на 2 года. То есть, если средний срок заключения за эти преступления составлял примерно 11 лет, то благодаря пересчету он сократился на 1 год и 8 месяцев. Однако следует понимать, что освобождения не происходят автоматически: соответствующие решения по каждому заключенному принимают, в соответствии с территориальной юрисдикцией, местные суды, а сами списки людей, заслуживающих сокращения срока, направляются в суды администрации исправительных колоний.

При этом, по данным организации, отдельные суды проявили особое усердие в освобождении заключенных. Так, например, Богунский районный суд Житомира за это время досрочно освободил 40 убийц и насильников, Приднепровский райсуд Черкасс – 34, Гусятинский райсуд Тернопольской области – 33. Всем преступникам, чьи дела рассматривали эти суды, скостили не менее 1 года и 5 месяцев, а то и более 2 лет.

Ранее глава национальной полиции МВД Хатия Деканоидзе сообщила что преступность в Украине возросла на 23%: "Я это признавала и признаю, мы не скрываем статистику. Количество преступлений – порядка 60% – это кражи имущества. Проблема в том, что наш народ беднеет", – сказала она. По словам Деканоидзе, проблема номер два – "закон Савченко". В качестве третьей проблемы глава Нацполиции назвала мотивацию полицейских.

Как сообщал «Журнал Житомира», в ближайшее время, на Житомирщине 2,5 тысячи осужденных досрочно выйдут на свободу по «закону Савченко».

 

Согласно закону Савченко, по состоянию на 20 сентября на свободу вышли 8,2 тыс. осужденных, из которых почти 800 уже успели совершить повторные преступления. Слово и Дело разбиралось в том, что за ящик Пандоры нардепы открыли в прошлом году.

 

Согласно закону Савченко, по состоянию на 20 сентября на свободу вышли 8,2 тыс. осужденных, из которых почти 800 уже успели совершить повторные преступления. Слово и Дело разбиралось в том, что за ящик Пандоры нардепы открыли в прошлом году.